Предыдущая Следующая

Творчество мастера изобилует портретами его супруги, она была для него одной из немногих любимых реальных моделей; воплощением второго «я» художника.

«Портрет Гала» 1935 года примечателен во многих отношениях. Немецкий историк искусства Увэ Шниде в книге «Сюрреализм. Движение и мастера» назвал это произведение наименее загадочным среди работ Дали, дав интереснейший и многогранный анализ портрета в сопоставлениях и аналогиях с творчеством таких живописцев прошлых эпох, как Жан Милле, Вермер Делфтский и Леонардо да Винчи 23. -

Говоря об этом портрете, на наш взгляд, следует сосредоточить внимание на некоторых характерных приемах интерпретации шедевров западноевропейского искусства, и прежде всего Вермера, хотя Шниде в первую очередь обращается к формам образно-пластического истолкования Дали полотен Милле. Здесь мы соприкасаемся с блестящим примером авторского использования образной драматургии, композиции, особенностей освещения, роли незримого источника света — отличительных признаков творчества голландского живописца, картины которого лишены внешнего действия, изначально настроены на созерцательную чувственность восприятия. Дали строит композицию своей работы по принципу двойного изображения, разделяя пространство на два плана. На первом объемно выписана модель, сидящая спиной к зрителю. На втором — ее отражение, словно в зеркале. Над головой Гала висит версия Дали картины Милле «Молитва» (1859). Не случайно существует еще одно название этого портрета — «Гала молитвенная».

Модель на первом плане сидит на кубическом объеме, слегка подавшись вперед, в зеркальном же отражении мы видим ее сидящей на тачке, будто перенесенной с картины Милле, на которой изображены молящиеся крестьянка и крестьянин. Таким образом, как бы осуществляется пространственная связь между полотном барбизонца, фронтально расположенным изображением Гала и ее фигурой, написанной со спины. Это своего рода молчаливый диалог портретируемой с самой собой, исповедь. Определенная религиозность образа ассоциативно усиливается сюжетом, заимствованным у Милле. Однако Шниде иначе рассматривает введение в «Портрет Гала» парафраза картины французского

живописца. Ссылаясь на Фрейда в связи с обоснованием так называемого «параноико-критического метода» Дали, он вспоминает офорты и рисунки художника к «Песням Мальдорора» Лотреамона (Изидор Дюкас), частично выполненные но мотивам Милле в 1933 году. В них он находит — и это справедливо — эротические аспекты интерпретации сюжета «Молитвы», вспоминая при этом анализ картины «Дева с младенцем и св. Анной» Леонардо, который был сделан Фрейдом 24.


Предыдущая Следующая