Предыдущая Следующая

Он продолжает эпатировать публику своими причудами, удивлять жаждущих сенсаций и скандалов, приковывать к себе внимание прессы то появлением на званом приеме с муравьедом на поводке, то широковещательным заявлением в «паранои-ко-критическом» духе по поводу «Кружевницы» Вермера Делфтского и т. д. Вместе с тем в послевоенные годы в творчестве Дали все отчетливее вырисовывается идея поиска духовной истины, «поиска жизни ради самой жизни». Обращаясь к библейским, историческим и мифологическим сюжетам, он превращает известные мотивы в некие постулаты, символы новой Веры. Его картины уже не те, что были прежде, они становятся иными по содержанию, меняются и их размеры. Маленькие, почти миниатюрные форматы большинства произведений довоенной и военной поры вытесняются крупномасштабными полотнами, подобными монументальным^ росписям. Быть может, это связано с углублением интереса художника к истории, религиозной и светской. Представления Дали о прошлом словно отвечают мыслям флорентийского философа XV столетия Ма-рсилио Фичино, который писал: «Все, что само по себе смертно, приобщается посредством истории к бессмертию...» 38" Отчасти, очевидно, и этим объясняется присутствие в исторических композициях художника в качестве главных действующих лиц Гала и его самого. Гала в религиозных притчах и аллегориях Дали как бы олицетворяет божественное начало. Она для художника и Мадонна, и сам Христос — вот почему даже в лике Иисуса проступают ее черты.

Одно из первых значительных полотен, созданных живописцем вскоре после возвращения в Испанию,— «Мадонна Порт-Льигат» (1950). Существует несколько вариантов картины. В этой работе ощутимы отголоски произведений, написанных им в 30-е годы. Особенно знамениты они в деталях, во множестве использовавшихся в тот период реалий-символов, которые окружают Мадонну с младенцем, восседающую на троне внутри некой арки, похожей на замочную скважину (мотив, часто эксплуатировавшийся сюрреалистами). Здесь художник впервые как бы обожествляет Гала, изображая ее в роли Мадонны.

Есть в этой картине прямое напоминание об алтарных композициях барокко. Работа по-театральному торжественна и многозначительна. Она поражает академической классичностью композиции, выразительностью рисунка, экзальтированностью образа. «Мадонна Порт-Льигат» решена по принципу барочных монументальных росписей. Динамичным складкам одежд Гала вторят фрагменты тяжелых занавесей в верхних углах картины. Их материальная плотность и почти физически ощутимая тяжесть пьедестала-саркофага (алтаря), помещенного на переднем плане, подчеркивают невесомость громоздкого трона, массивной арочной архитектурной конструкции, будто зависших в пространстве; отделяясь друг от друга, они словно возносят фигуру Мадонны с младенцем. Огромное значение имеют здесь жест, поза, в которых заключены определенная знаковость, ритуальность, особого рода психологическая азбука.


Предыдущая Следующая