Предыдущая Следующая

Конечно, в большей степени это относится к исследованиям литературных текстов, и все же литературоведческая, лингвистическая, философская методология изучения материала в данном случае представляется приемлемой для понимания творческого наследия Дали, толкования его произведений. Приведем еще одну цитату из трудов Деррида: «Чтение должно быть всегда нацелено на некоторое не замеченное писателем взаимоотношение между тем, что он передает и что не передает при помощи используемых им языковых моделей. Это взаимоотношение не есть некоторое количественное распределение света и тени, слабости и силы, но значащая структура, которая должна образовываться в результате критического чтения» 52. Возможно (естественно,

с собственными вариациями), так же рассуждал и Дали, обращаясь к опыту и анализу произведений старых мастеров, к поэзии Данте и прозе Сервантеса. Во всяком случае, его творческая интерпретация исследуемого материала — будь то традиции искусства прошлых эпох, библейские сказания или современная художественная практика — близка такому подходу.

Дали сопутствует триумфальная слава и скандальная молва. В 1957 году толпы зрителей на Всемирной выставке в Брюсселе устремятся к его работе «Св. Джеймс Компостела» (второе название — «Сантьяго эль Гранде»). Зимой 1958 года Париж и Франция официально приняли Дали, удостоив его Золотой медали Парижа и ордена Почетного легиона. Это было больше чем формальное признание заслуг мастера на государственном уровне.

На рубеже 50-х и бо-х годов во Франции увидело свет новое издание знаменитой книги «Тайная жизнь Сальвадора Дали», долгое время не переиздававшейся. В 1959 году художник заканчивает работу над огромной картиной «Открытие Америки Христофором Колумбом», которую приобрел миллионер Хантингтон Хартфорд. Это одно из самых значительных исторических полотен живописца ныне находится в собрании Музея Модерн Арт в Нью-Йорке. Многофигурная композиция напоминает о живописных трактовках античных сюжетов в итальянском искусстве XVII века и религиозной живописи старых испанских мастеров. Великий мореплаватель предстает перед зрителем, подобно герою греческих либо римских мифов, облаченным в некое подобие туники, торжественно ступающим на землю Нового Света, словно легендарный полководец древности. Историческая правда и художественный вымысел слиты здесь воедино. Это не просто интересная версификация эпохального события, а новый мир, сотворенный неисчерпаемой фантазией художника, впечатляющее театрализованное зрелище, по масштабу и осуществлению грандиозного замысла способное соперничать с суперфильмами Голливуда. Композиция картины перекликается с величественными алтарными росписями периода барокко, как бы раздвигающими пространство и прорывающими его.


Предыдущая Следующая