Предыдущая Следующая

Конечно, эти рассуждения далеко не бесспорны, да и в принципе говорить о творчестве Дали с той или иной долей категоричности просто невозможно. Но как бы там ни было, метафизика христианства занимала огромное место в его искусстве, что подтверждается не только работами явно религиозного содержания, в том числе «Христосом в Эммаусе» (i960), иллюстрациями к самой дорогой в мире книге — «Апокалипсис согласно св. Иоанну» (i960), уже упоминавшейся картиной «Экуменический Совет» (i960), но полотнами, казалось бы, далекими от религиозной тематики.

В бо-е годы Дали с завидным упорством и энергией продолжает осуществлять свои фантастические, мистико-аллегорические замыслы и, естественно, по-своему истолковывать, интерпретировать религиозные сюжеты, сочинять их.

Примечательно, что в 1961 году художник вновь обращается к театру, готовит сценарий и декорации к балету Гала, осуществляет постановку оперы Скарлатти «Испанская дама и римский кавалер». Театрализация всегда была присуща ему, он совершенствовал ее приемы в живописи и графике, в своих немногочисленных скульптурных произведениях, доведя их до изощренности. Дали умело использовал опыт работы в кино с Бунюэлем,

Хичкоком, Диснеем и другими мастерами, привнес в него собственные открытия и индивидуальный стиль.

Наиболее значительными произведениями первой половины бо-х стали большие, подобные настенным росписям, картины «Битва при Тетуане» и «Апофеоз Доллара». Первая была завершена в 1962 году, вторая — в 1965-м.

К «Битве при Тетуане» Дали выполнил десятки великолепных набросков различных вариаций кавалерийских атак и сражений. Он любуется прихотливой, чудодейственной игрой линий, достигая виртуозности через отточенность, завершенность силуэтов и форм, выверенность пространственных соотношений. Эти рисунки чем-то напоминают его же высказывания о подражании Мейссонье, и «подражание» это идет на уровне интенсивного творческого состязания. Художник создает свои версификации батальных сцен, некогда запечатленных французским предшественником, изменяя по памяти ракурсы всадников, направление движения, на свой лад выстраивая композицию, обновляя сюжеты. В работе над этим полотном Дали опирается, как это часто было и прежде, на фотографию, ее возможности, на кинематографические модели построения кадра, усиления эффектов движения, развития пространства и т. д. Необходимо отметить, что к этому времени он достиг определенных результатов в изучении оптики, которой серьезно, с научной основательностью занимался. Немалую помощь в теоретическом и практическом освоении законов оптики оказал ему Робер Дешарн, с которым художник близко сошелся с момента начала работы над фильмом «Невероятная история кружевницы и носорога».


Предыдущая Следующая