Предыдущая Следующая

Опьяняющая, дурманящая стихия битвы приводит в определенное замешательство зрителя, сразу увлекает его в свою круговерть. Поначалу мы не различаем отдельных участников, выражения лиц, движений всадников, а лишь почти физически ощущаем накатывающуюся на нас лавину. Постепенно остывая от внезапного шока, начинаем вглядываться в сражающихся, узнавать некоторых из них. К своему удивлению, среди всадников находим и самого Дали, а рядом с ним — Гала.

Эмоциональное состояние героев картины различно, на лицах некоторых персонажей заметно дыхание приближающейся

смерти, на других — как у Гала — азарт боя. Контрасты цвета, света и тени, бурно струящиеся складки одеяний, ритмы движения земных и небесных всадников создают ощущение вакханалии сражения, неистовой борьбы человеческих страстей. Все смешалось, и трудно провести черту между ликованием жизни и триумфом смерти. Мы словно слышим ошеломляющую музыку битвы, перезвон оружия, ржание и топот лошадей, крики и стоны людей. Картина преисполнена внутренней энергии и драматизма, эмоционально и содержательно полифонична.

Некоторые атрибуты свидетельствуют о выборе художником в качестве тематической основы средневекового сюжета, близкого по характеру и смыслу к крестовым походам, но вместе с тем напоминающего и о событиях более близкого прошлого. Возможно, в метафорической форме, в плане иносказания Дали представил нам эпопею собственного крестового похода на зрителя, чтобы если и не окончательно обратить его в свою веру, то либо поколебать, либо устрашить, но уже другими, нежели в 30-е годы, средствами. Многое в этой картине, как, впрочем, и во всем творчестве живописца, зашифровано; есть здесь и тот самый вечный элемент поп finito, который обеспечивает жизнеспособность произведения искусства, позволяя каждому новому поколению, каждому зрителю самостоятельно открывать для себя, быть может, даже то, о чем художник и не задумывался, что интуитивно проявилось в его работе.

В «Битве при Тетуане» мы обнаруживаем ту же множественность живописно-пластических поисков, что и смыслов, идей, воплощенных или только обозначенных мастером. Здесь и работа над фактурой, благодаря чему достигается эффект скольжения света, его распространения внутрь и на зрителя. Тончайшие модуляции цвета, растворение одной краски в другой, ритм линейных построений создают ощущение беспредельной глубины. Скульптурная лепка формы, объема и одновременная дематериализация отдельных предметов и объектов изображения, особенности освещения придают определенную стереоскопичность изображению фантасмагорической битвы. В этой картине мы вновь встретимся с комбинациями так называемых молекулярных структур, с интерпретированными


Предыдущая Следующая