Предыдущая Следующая

Графика Дали разнообразна и по сюжетам, и по стилистике, и по технике исполнения. Рисунки с натуры, полет фантазии, работы, навеянные литературными произведениями, портреты, натюрморты, пейзажи, жанровые композиции. Обилию тем и образов вторит множественность изобразительных приемов. Здесь

произведения, живо напоминающие о творческом методе Калло, об изящной выразительности линий Рафаэля, о мощной пластике рисунков Леонардо, о классической завершенности графических работ Энгра... В каждом отдельном случае это не стилизация, не механическое подражание, а диалог, творческое соперничество, стремление доказать самому себе и миру — не только из тщеславия — способность создавать новые образы, не уступающие шедеврам мастерством исполнения и одухотворенностью.

Необходимо сказать также и о плакате, которым Дали занимался на протяжении многих лет. Первые его опыты относятся еще к 20-м годам, ко времени участия в деятельности группы Бретона. В плакатах он использовал и фотомонтаж, и коллаж. Они отмечены редкой изобретательностью и остроумием. Большей частью это зрелищные и коммерческие афиши. Их изобразительные решения перекликаются с живописью и графикой художника, однако он строго соблюдал законы и специфику этого вида искусства, что являет пример высокого профессионализма, независимо от сферы приложения таланта и способностей.

Применительно к большим мастерам мы часто употребляем понятие «школа», но можно ли говорить о школе Дали, у которого много последователей и подражателей, однако, насколько известно, не было прямых учеников? Школа — это, как правило, сумма конкретных признаков, определенных традиций,— продолжателей следующих концепциям родоначальников, направлений и стилей в искусстве и развивающих их. Выставка произведений сюрреализма, показанная весной 1991 года в Париже, дает двойственный ответ на вопрос о существовании самостоятельной, обособленной школы Дали, хотя и подтверждает, несомненно, огромное влияние его творчества на развитие искусства фантастического реализма, свидетельствует о том, что наследие мастера — один из основных источников, обеспечивающих жизнеспособность этого уникального явления мировой художественной культуры.

Конечно, было бы несправедливо и неверно обозначать все послевоенное творчество Дали как последовательный, неуклонный подъем к вершинам. Сам художник так писал о себе и своем искусстве: «Право говорить дала мне жизнь, которую я прожил,

моя жизнь — и ничто другое. Во мне воплотилась, причем самым впечатляющим образом, послевоенная Европа — все ее трагедии, все фарсы и опыты ставились и надо мной тоже, я играл во всех спектаклях» 58.


Предыдущая Следующая